?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Итак, наступили 20-е годы прошлого века. Ломалось и менялось все, но прежде всего отношение к религии.
Не секрет, что даже на уровне интуиции руководители комсомольских органов понимали простой факт – проще подменить контуры архетипа, чем его уничтожить. Поэтому просто уничтожением привычки к православному образу жизни не ограничивались, а старались подменить их содержание.
Проведение мероприятий координировалось специальной комиссией, которая работала при ЦК РКСМ. К работе привлекли Вс. Мейерхольда, С. Городецкого, Н. Асеева: им поручили подготовить массовые постановки на тему "Праздник Пасхи — праздник солнца и весны". В рассылаемых на места инструкциях специально оговаривалось, что празднование должно "подчеркнуть противоположность между религиозным праздником (тупость, смирение, чаяние Царства Божьего на небе, его враждебность по отношению к классовой борьбе) и праздником пролетарским". Однако всенародных шествий на Пасху решили не проводить, поскольку в деревне массовые шествия чреваты беспорядками.
Так в обиход начали вводиться «комсомольские Пасхи». Что они из себя представляли?
Вот как описывает Пасху на Рогожском старообрядческом кладбище одна из прихожанок: "На спортивной площадке, устроенной прямо напротив храма, к пасхальной ночи натянули полотно и демонстрируют кинофильм. Рядом кто-то уже бравурно заиграл на гармошке, забренчала по соседству гитара. Началось какое-то беснование. Ошалелый свист, крики, разудалое пение...."

Выработанный комиссией план проведения Комсомольской Пасхи выглядел следующим образом:
1. Кампания носит углубленный пропагандистский характер и не выносится на улицу в виде шествий, карнавалов и т. д.
2. Кампания начинается в середине марта (то есть с началом Великого поста). Начало ее приурочивается к клубному вечеру Коперника, в котором проводится мысль о противоречии науки и религиозных верований и изображаются гонения церкви на научную мысль...
3. К светлому воскресению приурочивается центральный момент кампании — клубный вечер со следующей программой:
а) доклад (с диапозитивами) «Пасха Христова и Первомайский праздник Труда";
б) инсценировка;
в) юмористическая часть (буффонада, частушки, стихи, петрушки и т. д.).
4. Закрепление результатов проведенной кампании переносится главным образом в политкружок, где проводится дарвиновская пропаганда.

Первая компания комсомольского рождества прошла в 1922 году. Рекомендовалось проводить обход по домам с красной звездой, “славя Советскую власть”, устраивать “красные елки”. Основным лозунгом кампании было: “Смотр низложенных богов”. Комсомольцы должны были показать, что в празднестве нет никакой святости, что никакие боги не рождались и не умирали, что новому поколению не нужны ни боги, ни черти.
Критично оценив итоги комсомольского рождества, ЦК РКСМ на заседании 27 января 1922 года постановил провести комсомольскую пасху с большей подготовкой и привлечением народного комиссариата просвещения .

Comments

lena_malaa
24 сент, 2009 15:59 (UTC)
окончание
Интересно прочесть такие наблюдения комиссии по изучению настроения и быта деревни, которая обследовала зимой 1924-1925 гг. положение крестьянства Кикнурской волости Яранского уезда. Ею было отмечено, что «при всей религиозности крестьянина, его нельзя назвать религиозным, он скорее приближается к атеисту». Религиозные обряды соблюдались крестьянами в большей степени в силу традиции: «У нас уж так заведено». Прослеживается десакрализация образа священнослужителя. «К попу относятся в большинстве с насмешкой, считая его не просто, как человека, отдавшегося служению богу, а как человека, зарабатывающего на этом кусок хлеба». Отсюда – масса анекдотов о безнравственной жизни представителей духовенства, о том «как попы дерутся в церкви, как обделывают мужика при сборах, играя на его вере в бога». В Красавской волости Котельничского уезда в 1924 г. 40% всех браков было заключено без венчания. Крестьянин деревни Муринской (Ярославская вол., Слободской уезд) Роман Павлович Шилов, из-за семейных неурядиц покончивший жизнь самоубийством, завещал похоронить его без отпевания. Гражданские похороны привлекли до 300 крестьян, которые говорили: «Похороны без попов не хуже, а лучше, во-первых, дешевле, а, во-вторых, без поповских напутствий, от которых пользы никакой». В поселке Зуевка (Халтуринский уезд) после проповеди священника о безверии среди прихожан крестьянка дер. Черноусы Лукерья Никулина, при выходе из церкви, делилась со своей кумой: «Мало ныне попу доходу, верующих в церкви ныне в праздники бывает столько, как раньше в будни. Напрасно поп свои слова бросает на ветер. Разве нынешнюю молодежь приучишь к церкви, она охотней идет в клуб». А крестьянин починка Савальского (Малмыжский уезд) П.И. Раздрогин в беседе с другими крестьянами говорил: «Еще лет пять пройдет и в Совалях (село – И.Ч.) церковную лавочку придется закрывать. Теперь пока еще в Совалях принимают попов и икон, а в починках у нас так перед носом у попов двери захлопывают». Старшее поколение оценивало перспективы православия весьма пессимистически: «Как только мы умрем, так и веры никакой не будет, и попов тоже». Атеистические настроения захватывали и представителей духовенства. Так, священник (читающий на досуге газету «Безбожник») и дьякон из села Русские Краи заявляли Комиссии, что «они сию минуту порвали бы с церковью, если была хоть какая-нибудь возможность заработать кусок хлеба».

Однако необходимо обратить внимание на следующий важный фактор. Ослабление религиозных настроений крестьянства, наблюдаемое в 1920-е гг. было обусловлено не столько успехами атеистической пропаганды, сколько теми глубинными сдвигами, которые происходили в сознании крестьянства под влиянием модернизационных процессов, начавшихся в России еще с XVII века, но наиболее динамично развернувшихся в пореформенную эпоху (вторая половина XIX – начало XX в.). Прослеживается следующая закономерность: наиболее высокий уровень религиозности крестьянства наблюдался в тех глухих местностях губернии, где в меньшей степени ощущалось влияние города, и сельское население слабо было охвачено сетью культурно-просветительных учреждений. Можно согласиться с теми исследователями, которые считают, что антицерковные кампании нанесли удар по Церкви как социальному институту, но не принесли существенных результатов в преодолении религиозности основной массы крестьянского населения. Приходится признать, что утверждение атеистического режима большевиков позволило более четко выявить истинную картину соотношения религиозных и атеистических настроений в российском обществе первой четверти XX века. В дореволюционной России, где ортодоксальное православие имело статус официальной государственной идеологии, атеисты вынуждены были, если не скрывать, то, по крайней мере, не афишировать открыто свое неприятие религии и Церкви.

Кроме того, необходимо указать на весьма интригующее обстоятельство. Исследователи, чьи статьи я читала, отмечают, что малейший недостойных поступок священнослужителя немедленно отражался не только в газете "Безбожник", но и в других печатных органах. И следствием этого стало массовое изменение поведения и нравственного уровня священников, причем как Вы понимаете, не в худшую сторону...

Profile

я слушаю вас...
lena_malaa
lena-malaa

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by heiheneikko