lena-malaa (lena_malaa) wrote,
lena-malaa
lena_malaa

Categories:

Колдовство как неотъемлемая часть народной медицины



Продолжим чтение записок сельского врача из Рязанской губернии. Но с одним уточнением - он после знахарей и всяких заговорщиков вначале описывал медицинскую помощь юродивых, а потом их противоположностей колдунов и колдуний. Предполагалось, что юродивых по России завались, во всех городах их вагон и маленькая тележка, а колдуны это сельское явление, про них надо писать больше.
Сейчас у нас все в общем-то наоборот, что и повлекло мою перестановку. Сначала я хочу показать вам, что такое рязанские колдуны и колдунство, а потом перейдем к чтению про светлые силы рязанской деревни.

Пятую и последнюю категорию народных лекарей составляют колдуны. Я потому их поставил вслед за юродивым, что колдун составляет совершенную противоположность юродивому. Как юродивый признается в народе человеком Божиим, так, напротив того, колдун признается человеком, который знается с сами чертом и от него получает свое колдовство; как и сказано выше, юродивые больше лечат людей "порченных", то есть порченных злым духом.
Но дух-то злой действует на человека не прямо, не непосредственно, а через колдунов или иногда просто через злых людей.Злому человеку, в особенности колдуну, достаточно бывает иногда посмотреть на хорошего человека, чтобы его сглазить, чтобы с ним что-либо случилось неладное. Поэтому злых людей, а в особенности колдунов нужно стараться как ни можно избегать и с ними даже не встречаться, чтобы не быть ими испорченными, чтобы они не съели с глазу.
Для того, чтобы испортить человека, который даже и не встречается с колдуном, последний иногда прибегает к такому средству, что с ним нельзя не встретится. Колдун прикидывается оборотнем, то есть оборачивается например бараном или лошадью, и в таком виде все-таки может встретить свою жертву и испортить, а сам при этом рассыплется, так что его и след простынет.

Итак, по народному поверью юродивые и колдуны находятся между собой в постоянной вражде, антагонизме. Отсюда вытекает, что и средства лечения, как юродивых, так и у колдунов должны быть несомненно разные.
Так как юродивые лечат при помощи им близкого Духа Божия, то они в свою воду пускают крестик, читают над ней разные молитвы, а то и просто помогают одним своим словом, так как они считаются одаренными от Бога особою благодатью.
Колдун же, напротив, лечит злым духом, он с чертом знается, и потому всем своим пациентам во время своего колдовства велит снимать крест, и молитв, понятное дело, никаких не творит. Да и какая уж тут молитва! И пациенты у колдуна встречаются больше такие, где нужен сам черт.
Так, например, к нему ходят беременные женщины с целью изгнания плода; влюбленные женщины ходят к колдуну с целью превратить к себе предмет своей любви, когда не встречают в этом предмете столь дорогой для них взаимности.
По колдунам еще ходят с такой болезнью, которая, по мнению больного, получена им от самого же колдуна или просто от злого человека, так как кроме юродивого только колдун может исправить то, что он сам сделал. Так, например, колдун может вылечить того человека, которого испортил он сам или другой какой колдун; может вылечить такого, которого съели с глазу. Но кроме всего этого колдуны признаются в народе одаренными особенною, им одним только присущею, специальной так сказать способностью присаживать человеку килу. Колдун может и согнать килу, т.е. вылечить от ней. Килой называется в народе опухоль какая бы то ни было и где бы то ни было, на лице ли, на конечности или на теле.
Больные с такой килой идут, обыкновенно, лечиться сначала к своей бабке-знахарке.Если же та не помогает, то идут к юродивому, т.е. стараются дьявольскую болезнь излечить Божеским лекарством. Но потом, когда и юродивый не поможет, с килой обращаются к самому колдуну, чтобы он согнал свое наваждение.
Нечто похожее на это проделывают многие хронические больные. Они сначала идут лечиться к обыкновенному врачу-аллопату, потом идут в монастырь, служат молебны. Наконец, когда ничто уже не помогает, идут к гомеопату, который лечит под своим девизом, - клин клином выбивай или даже и не лечит, а просто тоже умных людей морочит.

В народе есть колдуньи, есть и колдуны, и последних едва ли не больше, чем первых. Но особенной славой из всех колдунов здесь славился Федот в селе Милославщине Скопинского уезда. Его-то для примера я и опишу тут.
Федот когда-то был военным служителем при военном лазарете. Поэтому он, говорят, знал кое-какие лекарства, но больше все-таки добрых людей морочил, т.е. колдовал. Фигура Федота была подходящая для колдуна. Он был какой-то весь сгорбленный и разбитый параличом. Поэтому он совершенно не владел левой рукой и правой ногой, так что постоянно ходил с большим костылем, который ему было удобно держать здоровой правой рукой.
На народе он впрочем почти не показывался и в церковь никогда не ходил, и даже 16 лет сряду не приобщался Св.Тайн. Последнему впрочем может быть много способствовало и то обстоятельство и то обстоятельство, что в селе Милославщине 12 лет не было священника и исправлял должность священник из села Измайлова, отстоящего от него на 7 верст. Плохо в деревне без священника! Спасибо, по новому положению, церковь опять открыли и прислали опять своего священника.
Впрочем Федот под конец своей жизни перед самой смертию все же призвал священника, исповедывался, приобщился Св. Тайн и даже, говорят, и пособоровался.
Федот был очень известный по всей округе и, как говорят, замечательный колдун. Ему даже и их Петербурга писали письма, чтобы он прислал побольше еще лекарства своего для приворота, потому что хотя и хорошо помогает, но мало лекарства, не хватает немного. Слава его сложилась больше от того, что всякого пришедшего к нему Федот заставлял снимать крест, ибо только под этим неприменным условием он и мог колдовать. Во время своего колдовства Федот всякую бабу заставлял раздеваться донага, и при этом еще тоже велел снимать крест. В таком положении, да еще и без креста, на бабу понятно нападал просто страх. Но Федоту это и было нужно, потому что всякая баба при этом невольно должна была догадаться, что перед ней действительно никто иной, как колдун взаправду, потому что и крест велел снять.
Хитрый, действительно, человек был этот Федот. Как оказывается он всем своим пациентам давал одного и того же лекарства, а именно наговорной соли. Это простая соль, но наговоренная колдуном. Как колдун ее там наговаривал, читал ли он что над своей солью, ничего конечно неизвестно никому из смертных, потому что колдуны при жизни никому не открывают своего секрета, и только перед смертию передают иногда этот секрет, но редко кто принимает от них такую страшную вещь как колдовство.

В соседнем имении Курбатове кучер был не в ладах с управляющим. Однажды, когда управляющий уехал на родину, кучер отправляется к Федоту с просьбой приворотить к нему управляющего. Надо заметить, что управляющий этот был вполне себе интеллигентный человек. Федот дает кучеру своей колдовской соли и велит ею посыпать постель управляющего.
Жена кучера была прачкой в имении, и вот она под предлогом перемены белья на постели, всю эту постель и посыпала Федотовой солью. Когда хозяин приехал, то его тотчас же предупредили, чтобы он не ложился на постель ввиду того, что она заколдована. Тот конечно не посмотрел на предупреждение, стряхнул с постели соль и преспокойно лег спать.
Наутро он уволил своего кучера. Тогда кучер отправился опять к Федоту, и говорит ему, что его уволили. Колдун и в этот раз завертывает в тряпочку той же своей соли и говорит кучеру: "вот тебе еще, поезжай теперь в Петербург, прямо к барину, завтра же здесь будешь". Кучеру и без того приходилось ехать в Петербург, потому что он сам был петербургский житель. Волей неволей туда поехал, но, понятно, до сих пор не возвращался.
Между тем приворот этот недешево обошелся кучеру. Федоту подарили рубашку, дали три рубля денег, коровьего масла и проч. Про водку я же не говорю, потому что без водки колдун не принимает.

В деревне нельзя быть врачом одной какой-либо специальности, а нужно даже всегда быть врачом и ветеринаром вместе. Так, прежде я отказывал приходившим ко мне за каким-либо лекарством для лошади или коровы. Но теперь всегда даю такие лекарства. Да и как отказать мужику в подобном лекарстве? Обыкновенно в Петербурге или в Москве, знаменитые притом, ветеринары лечат все больше собак. А в деревне ветеранов совсем нет, их здесь заменяют коновалы и кузнецы. Про лечение собак здесь и помину нет. В лечении здесь действительно больше нуждаются лошади и коровы.
А знаете ли, что такое для мужика лошадь или корова? Мужик их иногда ценит чуть ли не дороже своей бабы. Да и действительно бабу можно мужику взять не одну, а и другую и даже третью дадут. А лошадь или корову? Еде ее взять бедному мужику, да еще другую, сли настоящая околеет? Как тут отказать в лекарстве? Помню, баба из Серговщины просит лекарств для своей коровы, которая на коле распорола себе вымя. Баба вся в слезах, дети малые. Ну как тут не дать какой-либо карболовой или свинцовой примочки?
Вот, говорю, Федота призвал в ветеринарную практику один здешный купец-арендатор. У купца падали лошади от какого-то затяжного мыта. Вернее же всего на лошадях был не мыт, а настоящий сап. Кроме того лошади дохли еще и от бескормицы, потому что дело было в один из недавних голодных годов, бывших в нашей местности.
Сначала лошадей лечили сами, призывали потом коновалов, кузнецов. Ничто не помогает. Тогда уж привезли Федота.
- Что? Как по-твоему? - спрашивают колдуна.
- Да у вас на скотном дворе камень зарыт; у вас над лошадьми сделано, - отвечает колдун.
Купец заставляет искать наколдованный камень. Весь скотный двор изрыли. Но где камень там найти? Дело было зимой, когда скотный двор бывает полон навоза. Лошади между тем все дохли. Колдун живет в имении и пьянствует.
- Погоди, - говорит затем колдун, - я теперь сделаю одну штуку.
Берет какую-то вещь и начинает наговаривать. Нет, что-то не выходит...
- Давай крест! - обращается колдун к купцу.
"Я", рассказывает сам после того купец, "тут и струсил, но креста не дал". Да и как снять с себя крест? Вот еси с другого кого крест снять, это дело иное.
- Снимай ты, староста! - спрашивает колдун, но и староста креста не снял.
Тогда Федот должен был без этого условия творить свое колдовство. И что же? Падеж все продолжается, лошадей двадцать у купца пало, тем дело и кончилось. Видно нельзя было так с крестом колдовать. После того купец этот служил все молебны и каялся в своем грехе, что с чертом было спознался. Между купцами мало окаянных, а все расскаянные. Ветеринарная практика эта все-таки дала, говорят, колдуну, всего-то рублей около тридцати.

Мужики и дамы, я два дня мучаюсь - а ну как приворот Федота подействовал и барина своего кучер все-таки приворожил? Отчего в деревню за женой и не вернулся...
Tags: Рязанская губерния, народная медицина, российская империя, язычество/двоеверие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 175 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →