?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  
Давеча hranitel_slov в ответ на запись про космогонию Орловской области заметил, что орловщина была одним из самых ярких и активных центров язычества в Российской империи. Поэтому мол, тю на меня и мои находки, картину маслом они не показывают. :-)
  Я мстю и мстя моя страшна.

  Наш ответ Чемберлену заключается в пересказе некоторых обрядов, примет и поверий крестьян Еремейцевской волости Рыбинского уезда Ярославской губернии. И не говорите мне, что это тоже ярчайший центр язычества!!! Я нервная!!! ))



  Во время родов считается нужным засветить лампаду перед иконой, иначе ребенок будет постоянно хворать; про больного ребенка часто спрашивают: "верно у вас родился младенец без огня?"При трудных родах зажигают венчальные свечи, чтобы никто не сглазил, просят священника отворить царские врата и т.д.
  После родов кто-нибудь из старших в семье топит баню, и туда отправляется роженица с ребенком и повитуха. В баню они идут задворками, во избежание сглаза. Да и раньше повитуху тоже ведут к роженице задворками, а то если увидят бабку, идущую на роды, роды будут трудные. В бане повитуха моет роженицу и ребенка, растирает ей живот деревянным маслом, моется сама а потом происходит размывание. Родительница и бабка садятся на полок или на лавку, лицом друг к другу и протянув ноги. Родительница берет непочатый кусок мыла и кладет между ногами, бабка его поднимает и намыливает им кисти рук у родительницы, или всю руку по локоть, иногда при этом она делает какие-то наговоры. Потом родительница намыливает руки повитухе, и все это повторяется до трех раз. Далее обе женщины поливают друг другу по три раза руки, и этим все кончается. Мыло, употреблявшееся при этом, поступает в пользу бабки. Многие бабки говорят, что они ни за что не пойдут в повитухи к другой роженице, пока не размоются с первой. Размывание делается с той целью, чтобы кто-либо не сделал зла бабке или родительнице, а если зло и сделано, то при размывании оно смывается. Местное население считает этот обряд очень старинным и указывает при этом на икону, изображающую Рождество Пресвятой Богородицы, где, между прочим, изображено лицо, льющее на руки воду из кувшина.



   Для того, чтобы отбить жениха у чужой невесты, обирают его след в то время, когда он идет на смотренье, или в какой-либо другой момент, т.е. срывают траву, по которой он ступает, или собирают землю. След этот бросают в печь или в навоз на дворе в надежде, что парню теперь уже пути не будет и что он не достигнет, чего желал. Девушка для того, чтобы приворожить к себе какого-нибудь парня так, чтобы он никогда не оставлял и не забывал ее, старается незаметно напоить его своею менструационною кровью.
  При сватовстве сваха, или по-местному "ходатиха", отправляясь в первый раз с женихом смотреть на невесту, должна помочиться у нее на пороге, чтобы дело было сделано. В день сговора у невесты утром топят баню, и невеста отправляется туда с подругами. Любопытно, что именно к этому моменту приурочивается благословение отцом дочери, причем последняя обращается к нему с таким причетом:
Ты благослови-ко меня, кормилец тятенька,
Во последнии, во остальнии,
Во чужую, дальную сторонушку,
К чужому отцу с материю"

  Отец и мать провожают невесту иконою, но в ноги она им не кланяется. Отец провожает с иконой дочь в сени и с иконой же встречает ее на крыльце по возвращению из бани, иначе она не войдет в избу.
  По окончании сговорки, когда гости уже разъехались и остались только подруги да близкие родные, невеста, перед заплетением косы, подносит свою алую ленту отцу, матери, женатому брату, крестному отцу, тете, дяде и вообще всем близким родственникам. Голова у невесты при этом покрыта платком, нахлобученным на лоб, и, поднося ленту на тарелке, девушка причитает:
Ты кормилец, ты мой тятенька,
Ты прими-ко от меня во последнии, во остальнии,
Из русы косы алу ленточку.
Нагуляться-то я не нагулялася,
А растеряться-то я растерялася:
Потеряла я свою девичью красоту".


  Отец обнимает дочь, берет ленту и, подержав ее немного в руках, кладет обратно на тарелку вместе с несколькими серебряными монетами, поступающими в пользу невесты.
  Накануне свадьбы невеста не должна спать...

  До венчания как сами жених и невеста, так и их родители соблюдают строгий пост. К венцу жениха обувает девочка-подросток, а невесту - мальчик; дети должны быть из зажиточных семей. Жениху кладут в правый сапог ласточкино гнездо, в левый - серебряных денег; то же, кажется, делают и с невестой. Молодые, отправляясь в церковь, захватывают с собой секретно змеиную чешую, найденную в лесу и засушенную; она должна предохранять от всякой порчи. По приезду молодых из церкви, в некоторых деревнях их ведут в избу не через крыльцо, выходящее на улицу, а через дверь, чтобы они жили богато. Когда новобрачных отведут спать, молодая раздевается сперва сама, разуваем мужа, берет себе положенные в сапог деньги и затем кланяется мужу в ноги и просит у него позволения лечь с ним в постель; он ей разрешает это со словами: "Ну, ложись к стене". До дня "отводин" молодые, оправляясь спать, каждый раз кланяются в ноги отцу с матерью.
  Особый вид порчи, которую напускают на молодых - нестоиха, или неспособность молодого к супружескому сожительству. Жених не может найтиу невесты детородных частей, а вместо того ему кажется, что он ощупывает бутылку или веник. Лечат нестоиху знахари, "отчерпалки" и другие лица, а для предупреждения ее молодые привязывают к кресту "пчелиное маточное место из улья".

  Выгон скота на поле в летние пастбище всегда приурочивается к Егорьеву дню, т.е. к 23 апреля. Утром в этот день хозяйка варит яйцо, затем кто-нибудь берет сваренное яйцо и катает им по хребту каждой скотины, начиная с лошади и кончая овцой. Катают от головы к хвосту и потом самое яйцо пускают по навозу. Смысл обряда тот, чтобы скот отгулялся летом так же кругло, как яйцо, и лошади, кроме того, бегали так же быстро, как быстро покатилось яйцо по навозу. Яйцо в заключение съедается тем, кто проделывал данную церемонию, а для прочих членов семьи варятся другие яйца.
  Если у кого корова убегает на прежнее место, откуда она куплена, то, чтобы отучить ее от этого, хозяйка обмывает квашню, в которой творится хлеб, и этою водою поит корову; прежняя же хозяйка должна прогонять ее от себя помелом; после этого корова уже не будет больше убегать. Петуху в подобных случаях обмывают водою ноги и поят его этой же водою. Купив лошадь или корову и выведя их из прежней деревни, вырывают с корнем первый попавшийся кустик, стегают им животное и затем бросают назад по дороге. Этот обряд тоже имеет назначение отучить новокупленную скотину от возвращения на прежнее место.
  Ведя корову продавать на ярмарку, останавливаются на самом перекрестке, доят корову и затем полученным молоком обмывают ей копыта и делают крест на крестце. Делают это в виду того, что на ярмарке бывает всякий народ, и корову могут сглазить, а теперь крест на крестце предохраняет ее от всего этого.
  Когда купят корову, а скот уже выгнан на поле, многие хозяйки берут кусок хлеба, дают его обнюхать всем коровам в стаде, а затем скармливают его своей корове. После этого корова будет хорошо доиться все лето, и настой сметаны на молоке будет больше обыкновенного, так сказать, перейдет от коров, обнюхивавших хлеб. Другое средство увеличить "снемок" сметаны в крынках, - ставить их, когда они пусты, непокрытыми, а то хозяин, или домовой не любит покрытых крынок.
  Чтобы кобыла не жеребилась, хозяин запрягает ее в косулю ранней весной, когда только что сошел снег, и скот еще не выгнан в поле, выезжает на свою полосу, останавливается там и обсевает лошадь кругом, начиная с морды, овсом. Если проделать это с лошадью, которая уже жереба, она непременно скинет; обыкновенно же это делается над порожними лошадями. Другое средство с этой целью состоит в том, что относят борону на гумно или на огород и там внутри ее сеют овес. Овес этот еще и зеленый скармливают кобыле, и до тех пор борону нельзя принять с места. Сверх того кобыл кормят солодом, ольховыми орешками и красной медью, которую соскабливают со старинного пятака и дают в хлебе. Все эти средства против того, чтобы лошадь ожеребилась, применяют только ранней весной, когда кобыла еще не гуляла в поле с жеребцами, а не то она "принесет борону", т.е. как говорят крестьяне, сборонит все брюхо, раз она уже жереба.

  При переходе в новый дом, первым во двор пускается петух, а в избу кошка. Без петуха на дворе и скот вестись не будет, а если и будут дойные коровы, то молоко и масло от них получится безвкусным, совершенно "пустым". Кошка же первой встретит своего хозяина на том свете.
  С другой стороны, при переходе в новый дом сыплют во дворе прямо на землю овса или льняного семени, застилают его соломою и потом уже ставят ясли. Под ясли кладут ломоть черного хлеба с солью и ставят стакан водки; при этом произносят слова: "Хозяин, батюшка, приходи ко мне в гости хлеба-соли кушать и мою скотинушку нежить". Вино через ночь должно быть выпито, а хлеб съеден домовым. Если последний любит скотину и заплетает у лошадей гриву, ему осенью в благодарность ставят еще вина под ясли.

  Из полевых обрядов наиболее интереса представляет пережин поля, который к сожалению описан корреспондентом довольно неясно. Происходит он в ночь накануне 24 или 26 июня и совершается над озимой рожью. "Лицо, занимающееся пережином, в 12 ч ночи должно пережать три поля соседних деревень. Для этого пережинчик становится у крайнего овина деревни и начинает "пережинать" поле, тонко ведя серпом полосу выжина, т.е. идет и подсекает рожь. Путь при этом держит наискось, начиная с крайнего овина, и выходит на край овина другой деревни. Пережином занимаются большей частью те люди, которые слывут в народе колдунами, знахарями и т.п.; будто бы, колдун или знахарь ничего не может сделать, если он не пережнет три поля у своих соседей. Еще этот обычай делается для того, чтобы у соседа было меньше ржи, а у того, который пережинал поле, более, так как вся пережатая рожь перейдет к пережинчику. Вместо пережинчиков сторожащие крестьяне видят иногда большого зверя или человека с огненными глазами, но в общем за пережинчиками опасаются следить, так как они могут сделать очень много зла. Мельник всегда узнает рожь пережинчика, так как у него зерно с кончика обкусано или обломано. Данный обычай пользуется очень широким распространением, и редкое поле остается не пережатым.
  Так как предполагается, что пережитчику перейдет весь хлеб, сжатый в первый день, то, во избавление этого, в каждой деревне несколько дворов накануне условленного дня для начала жнитвы выходят в поле и там на дальней полосе сжинают по 3 снопа. День, когда начинают жать, называется зажином, а последний день жнитва "дожином". В дожин угощаются вином, чаем и кренделями, поздравляют друг друга с окончанием работы. а последний сноп несут в избу, ставят в переднем углу на прилавошник и сохраняют до Покрова. Тогда его раздают понемногу всей скотине, что называется "закармливание скота с осени".
  Когда дожинают яровое поле, то оставляют небольшую полоску несжатой. С нее особо сжинают один сноп, причем жница все время приговаривает: "два поля дожавши, третье запахавши, отдай да положь". Сжатый овес кладется грудками, а последняя кучка колосьев прямо вырывается из земли и кидается за спину со словами: "жниво, мое жниво, я тебя жала, силу теряла, вот тебе жнивье, а мне отдай мою силу". После этого жнецы кувыркаются вниз головой по полю, выражая этим радость по случаю окончания полевых работ. Сжатые грудни овса пересчитываются и при этом приговаривается "чет" и "нечет"; если на последнюю грудку придется нечет, это означает, что кто-нибудь в семье умрет или выйдет замуж.

  Народ в этой местности ни за что не станет мести пол в избе после заката солнца, хотя бы было много сору, так как верит, будто после заката солнца замести можно счастье или прибыль дома.
  Христосовальное яйцо как средство от пожара Первое пасхальное христосовальное яйцо многие хранят на случай пожара. Если поднялся пожар, то те, у кого есть такое яйцо, прибегают с ним и бросают в огонь. Верят, что от этого перво-христосовального яйца пламень утухает. Обычай распространенный.
  Закладка дома. При закладке дома на углы бревен первого ряда кладут несколько кусочков церковного ладану и серебряные монеты: ладан - чтобы домовой не шутил, а монеты - чтобы богато жить. На курщине до сих пор нормально сыпать серебряного цвета монеты по углам дома или кабинета, в который вселяешься, чтобы богато и сыто жить/работать.

  Про котэ выделю немного цветом, это того заслуживает
  Чтобы завести хорошую кошку, поступают так: прежде всего уговорят кого-нибудь продать кошку, но плата за кошку идет самая малая, а именно одно куриное яйцо. Даром ее никто не возьмет: иначе кошка, говорят, не будет вестись. Когда принесут кошку в дом а первый раз, то ставят ее на печной столб, который всегда строится рядом с дымовой трубой в избе.
  Если переселяются в новый дом, то в него первая впускается кошка, - это для того, чтобы не умер человек, если бы он первым вошел в дом, чтобы вместо человека умерла кошка.
  Кошку никто не станет убивать, так как верят, что и на том свете она первая встретит хозяина.


  Для развода кур, особенно хорошей породы, крестьянин никогда не даст соседу яиц для высиживания цыплят. Иначе, как говорят, переведутся все куры. Для развода покупают наседку, так называемую у нас "клуху" и сажают ее. О "переводе" выражаются, например, так: "Нуукосе, я дала Оксинье яиц под клуху, а она у меня и отвела"
  От себя добавлю, что в Курской области нормально не давать, особенно без хоть копеечной платы, любое растение на развод, а то переведется. Смех-смехом, а у нас за год перевелась клубника (то есть на следующей год стала неплодоносной), когда отец просто отдал пару кустиков знакомому. И что интересно, до момента отдачи клубника желания перестать цвести и плодоносить не выражала. А чтобы новое растение прижилось, его желательно не просить, а именно украсть. То есть даже если хозяин сам предложил поделиться ну хоть листом красивой узамбарской фиалки с подоконника, чтобы она гарантированно прижилась, необходимо этот листик украсть. При этом хозяин цветка должен старательно делать вид, что он не замечает, как у него под носом что-то там тырят. Копеечный выкуп даже в случае воровства весьма желателен.

  Несение яиц. У крестьян часто куры несут яйца по чужим дворам. Таким курам, чтобы они неслись у себя, остригают в хвосте несколько перьев и перья кладут в ее гнезде.
  Племенная овца. Наш крестьянин никогда не станет покупать себе овцу "на племя" у соседа, но неприменно ее купит у мясника из-под ножа, т.е. такую, которую мясник должен был зарезать. Крестьянин при этом заранее просит мясника приискать овцу получше, за что платить ему дороже копеек на 50 и более. При всем при этом сделка сохраняется в глубоком секрете как со стороны мясника, так и со стороны покупателя. Если владелец овцы узнает, что мясник овцу покупает для кого-нибудь на племя, то ни за что не продаст: продавши ее, он продаст весь "вод" своих овец.
  Если у какого-нибудь хозяина не ведутся овцы, то прибегают еще к другому средству, а именно, покупают у мясника овцу на так называемые "овсяные деньги", т.е. на деньги, вырученные от продажи овса последнего урожая.
  Кроме того, существует общая примета при покупке скота: незаметно для хозяина-продавца покупателей старается, уводя вновь-приобретенную скотину со двора, прихватить небольшую часть навоза, веря, что вместе с навозом он уносит весь "вод" скота у хозяина-продавца".
  Сломанный коровий рог. Если у кого-либо корова сломает рог, то непременно надо рог найти и опустить в колодец. Это связано с поверьем, будто бы от сломанного рога убавляется удой скота.

  Поверья в разных шишков. Шишко или шишОк есть нечистая сила. Если заблудился кто в лесу, ушел надолго из дома, то говорят: "Ну запропастился, верно его шишок увел".   Лесовой шишок, говорят, принимает на себя вид соседа, товарища, подруги, знакомого, является в этом виде человеку в лесу и заводить его. Чтобы избавится от шишка, если он завел кого в лес, делают следующее: выворачивают шубу, которая надета на заблудившегося человека, еще выворачивают голицу, т.е. рукавицу, - в таком одеянии выходят будто бы из заклятого места. Случается, что заблудится целая партия в лесу, тогда все должны выворачивать верхние одеяния, а бабы выворачивают платья наизнанку. Здесь же читают и молитвы, какие кто знает. Те места, на которые заводит шишок, называют: "нечисто место". Есть также и свои названия каждому: "Чортово болото", "Кобылья лужа", "Нечистый бочаг" и т.п.
  Близ г. Углича говорят, что лесовой, когда станет в лесу уходить от человека, то станет расти и вырастет с большую сосну, здесь и догадываются, что это домовой.
  Подобно лесовому шишку народ представляет себе и шишка водяного. Его роль заметна больше всего в селениях, расположенных по рекам. Многие представляют его себе в виде длинноволосой женщины, которая моется в больших бочагах. Многие, когда едут венчаться, опоясывают себя по голому телу неводом, чтобы избавится от шишка водяного. Если вытащить утопленника, покрытого синяками, то это значит, как думают здесь, что водяной шишко утопил человека. Пищей водяного считают рыбу налим.
  В бане есть свой шишок, которого зовут "банный шишко". Он будто бы живет в бане под полком, - и баня у народа считается нечистой; в ней даже и святых икон не вешают.
  Есть шишок и в доме. Его называют еще хозяином домовым; он живет во дворе под яслями. Во дворе он дает корм скоту или гладит скот. Он всегда имеет человеческий вид хозяина дома, уже умершего или старшего в семье: деда, бабушки и т.д. Если кто увидит домового хозяина в образе уже умершего члена семьи, то это - к благополучию; если же он представился в виде живущего члена семьи, то это признак неблагоприятный: человек, в образе которого явился домовой, умрет в этом году. Самое явление это, говорят, с того уже света. Хорошее действие в дом приписывают железу. Не говоря уже о подкове у дверей, весьма многие вообще имеют при себе железо, как противодействие худому.
  Синяки "Намноя". Намноем зовется у нас нечистая сила, которая приходит к человеку, когда тот спит. Намной делает человеку во время его сна синяки на теле; если синяки эти будут болеть, то значит - к худу, если - нет, то все пройдет благополучно. В Угличском уезде говорят прямо: "ночью меня домовой (а не намной) исщипал".
  Наваливание стени. Под "стению" народ разумеет нечистую силу и ее боится. Когда человек спит и на него навалится стень, станет давить спящего, то последний должен непременно спросить у стени "к добру или к худу?" - Стень будто бы даст ответ человеку "к добру" или "к худу".
  Ветер-крышешник Ветер, вихорь, особенно весной, поднимется с такой силою, что срывает все по пути, даже крыши зданий: амбаров, изб и т.д. Крыш много из соломы. Этот ветер называется "ветер-крышешник". Верят, что в этом вихре переносится нечистая сила с места на место; поэтому все крестятся во время вихря, а нечистого в нем зовут еще "дедушка безрукий"; "дедушка безрукой пошел, говорят, ломать крыши".
...
  Жители береговых селений говорят также: "лед не пойдет, если на реке не утонет весною 12 человек". Поверие это далеко протянулось вдоль Волги: около Калязина, Углича, Мышкина, Мологи, Рыбинска и Ярославля.

"Этнографическое обозрение", 1901 год, № 3

  Вот я представила на ваш суд рассказ об обычаях, приметах и поверьях Ярославской области. А теперь покажите мне тут Святую Православную Русь. Ну хоть немножко... Ту, которую так отчетливо видят в своих одах и бредах горячие монархические парни и всякие Сергии Чапнины (или Чаплины, честно не могу запомнить).

  Жду.

Profile

я слушаю вас...
lena_malaa
lena-malaa

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by heiheneikko