lena-malaa (lena_malaa) wrote,
lena-malaa
lena_malaa

Categories:

Польская Катынь

    Мне жаль, что вчерашними стараниями либералов трагедия, которая могла объединить наши страны, стала отправной точкой к новой волне глумления над Польшей и поляками. Мне очень жаль, что нас, нормальных людей, какие-то пропагандисты заставляют то быть поляками, то встать перед Польшей на колени, то бицца головой ап стенку и причитать "на кого же ты нас покинул!"

   Мне жаль погибших, но прежде всего пилотов и погибших католического и православного епископов. Очень жаль стюардесс, которые по идее должны были быть на борту, и про которых что-то никто из визгунов не вспомнил. Оставляю под вопросом чувства к якобы присутствовавшим на борту потомкам погибших в Катыни - ни один гражданин из списка не заявлен таковым, все сплошь депутаты сейма или как
Эдвард Духновский, генеральный секретарь Союза сибирских ссыльных - то есть вообще весь какой-то нетематический.
  
   Что касается ситуации со Смоленской и Катынью и Качиньского, то скажу немного иносказательно.

   В течение межвоенного двадцатилетия Православная Церковь пережила три фазы польской экспансии. В первую фазу (1919-1924) католики занимали церкви не только по решению центральных или местных властей, но часто и самовольно или на основании разрешения Католических епископов (!), причем католическое население проявляло в этот период особенную активность. Так уже в 1919 г. был отнят у православных древний Собор в Холме, сопровождавшийся осквернением захоронений православных священнослужителей вокруг храма. К 1924 г. у православных отняли около 500 церквей и около 20 тыс. га церковной земли. Наконец дошло до того, что местные власти в лице воевод перестали выполнять решения о передачи храмов, опасаясь протестов православного населения. В 1929- 1934 гг. наступила вторая фаза ревендификации, выражавшаяся в судебной тяжбе католического Костела за православные церкви. В 1929 году от католических епископов "восточных окраин" в окружные суды городов Берестя, Белосток, Вильно, Гродно, Луцк, Ровно и Пинск были заявлены иски против Духовных Консисторий православных епархий - Волынской, Полесской, Виленской и Гродненской. К середине 1930 года на собственность храмов и монастырей было заявлено до 760 исков, в том числе на Почаевскую Лавру и Яблочинский монастырь (последний никогда не был униатским, и тем более римо-католическим), 23 церкви были разрушены. Не смотря на влияние властей, под которым находилась польская православная иерархия, все же со своей стороны она предпринимала попытки сопротивления: августе 1929 г. при Синоде была образована юридическая комиссия и фонд пожертвований для централизованного координирования защитительных процессов. Результатом этой борьбы стало признание Польский Высочайшим Судом, что возвращение храмов католикам судебным путем является неправильным и принадлежит компетенции административных органов, а конкретнее воевод. Последние же старалась на местах не нагнетать обстановку, и процесс на время был приостановлен. Однако, уже в 1936 г. власти в третье возобновили компанию с радикальной решительностью. На этот раз с инициативой решить вопрос Православной Церкви выступила сила, которая, казалось, обладает средствами, чтобы справиться с протестами, - это Войско Польское; и правительство, которое в это время состояло главным образом из лиц в военных чинах, охотно согласились. Первое лицо в армии, Генеральный инспектор вооруженных сил, Едвард Ридз-Смигла поставил перед министрами задание построения «живого католического вала» против возможной советской интервенции. В его проекте центральное место занимала проблема нацменьшинств, и она опять была тесно связана религиозным вопросом. Он настаивал на том, что в пограничных районах «необходимо полностью ликвидировать проблему украинских нацменьшинств или хотя бы свести ее к мелочному вопросу...» и в ряде общих мер он предлагал сокращения «чрезмерно развитой сети православных приходов до количества, нужного для успокоения необходимых религиозных нужд»[47]. План уничтожения непольского элемента был рассчитан не несколько поколений.

Ревендификационная акция тщательно готовилась с точки зрения пропаганды. Весной 1938 г. по распоряжению руководителя КК были организованы или инициированы собрания и митинги католического населения, на которых принимали резолюции с требованиями о передаче православных церквей польскому Костелу или закрытии, и разрушении. Особенно в это период властями акцентировалось внимание на полной ликвидации церковных зданий. Люблянский воевода так трактовал эту ситуацию: «... категорически утверждаю, что оставленные на подчиненной мне территории закрытые церкви являются обстоятельством, которое благодаря постоянным волнениям православного населения и ...национальной пропаганде, составляет также постоянную потенциальную угрозу безопасности, увеличивающуюся с каждым годом, что уже сегодня вынужден расценивать это как более опасное, нежели возможные столкновения во время акции разрушения». Значительную роль в создании необходимой атмосферы сыграла проправительственная пресса, которая широко информировала о таких собраниях и публиковала аргументы «за» ликвидацию «лишних» храмов. Больше всего церквей было разрушено в мае - июле 1938 г. По команде КК это выполняла местная администрация с помощью польской молодежи из организаций КК, заключенных или нанятых рабочих под защитой полиции или армии. Частым явлением в таких ситуациях были столкновения с православным населением. Сведения о количестве православных храмов, подвергшихся ревендификации, в разных источниках расходятся, т.к. в некоторые списки попадали здания, незаконно построенные после первой фазы ревендификации и именовавшиеся молитвенными домами. Больше других пострадала Холмская область, где из 378 православных церквей к сентябрю 1939 года осталось только - 47 или 49, 136 были отняты за последние два года. В течение всего двадцатилетнего периода на Холмщине было разрушено 156 храмов и 175 отданы католикам.


Тыц. Седмица, если чо

Прошли года. Мы построили над Катынью памятники, причем даже будучи не совсем уверенные в том, что это реально наших рук дело. А что поляки там насчет восстановления попранной справедливости и уничтоженных храмов?

   В 2008 году Польская Православная Церковь начала (подчеркиваю, начала) проводить мероприятия, посвященные той трагедии.

По словам историка, разрушение православных храмов было частью более общих действий в рамках так называемой политики полонизации, которая проводилась в Польше в 1938-1939 годах. В течение двух летних месяцев 1938 года было разрушено 127 храмов — треть всех церквей существовавших на этой территории. До сегодняшнего дня восстановлены только несколько их них.

Источник - собственно тыц

Короче, как восстановят польские русофобы на государственные деньги хотя бы 50 храмов из уничтоженных, так и начну молиться за упокой Качиньского лично и прочих любителей покликушествовать над Катынью в частности.

Не надо напоминать о том, что Качиньский и прочая сеймская рать христиане. "Вера без дел мертва" не я придумала.

А пока лично мне просто очень жаль Польшу и поляков. От всей души. От всего сердца. Без приказов.

Tags: личное, современность (или почти современность)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →