lena-malaa (lena_malaa) wrote,
lena-malaa
lena_malaa

Category:

"Крокодил" 1966 года - кому молимся? Читать СТОИТ!


Н. БАЖЕНОВ

КТО КОМУ МОЛИТСЯ?

Рассказ

К директору районного Дома культуры Сергею Иванови­чу Свиридову зашел массовик Володя, серьезный худой юноша в очках. Зашел он под вечер, неловко поклонился и начал переминаться с ноги на ногу, что означало у него высшую степень волнения и тревоги.

— Ну, какие пироги? — улыбнулся ему директор.— Па­ри держу, что подобрал наконец руководителя фото­кружка.

— Нет, Сергей Иванович, я по другому вопросу зашел. Я, Сергей Иванович, с серьезным сигналом к вам.

Он покосился на находившегося в директорском кабине­те бухгалтера Сивого, потом подошел поближе к столу и, вытянув шею, сказал:

— Мне думается, что Андрей Ильич, наш лектор на
атеистические темы, — франкмасон!

 

 

Свиридов и Сивый в изумлении воззрились на Володю. — Чего-о?   —   переспросил директор.— Франкмасон? Чушь какая-то!   Сейчас никаких франкмасонов, сиречь вольных каменщиков (Сергей Иванович любил блеснуть эрудицией), нету. Вымерли! Это я точно знаю.

Володя сконфуженно шмыгнул носом.

— Ну, может, я неправильно выразился,— сказал
он.— Франкмасон в моем понимании есть глубоко религиозный человек, если хотите, фанатик и изувер, но тщательно скрывающий свою веру. Разоблачить его трудно, потому
что людям он говорит одно, а сам чувствует другое. Разве
что случайно когда-нибудь обмолвится.

Бухгалтер Сивый понимающе закивал.

— А ведь это бывает в жизни, Сергей Иванович,— вме­шался он в разговор,— я тоже такого знавал в свое время. В коллективе слыл воинствующим атеистом, церковь, служи­телей культа почем зря хулил, а придет домой, запрется, бух на колени и ну отвешивать поклоны, чтобы, значит, бог простил ему его хулу! Только он назывался не франкмасон, а двурушник, который и нашим и вашим.

— Да вы что, оба белены объелись, что ли? — рассердил­ся Свиридов.— Андрей Ильич—высокой квалификации лектор, никакой он не двурушник и не франкмасон. Народ его слушает охотно: интересные примеры подбирает. Мало ли что могут наговорить на человека? Язык без костей. Но тсс... кажется, он пришел, легок на помине. У него нее нынче лекция «Происхождение праздника пасхи».

И действительно, дверь распахнулась, и в кабинет стремительно вошел молодой еще, но уже с изрядной лысиной маленький чернявый человечек. Он бросил на диван объемистый портфель и зябко потер ручки.

— Брр! Холодище-то нынче! Не весна, а наказанье господне! Выйдешь из дому и вето дорогу молишь бога, чтобы скорее до Дома культуры добраться.

— Неужели так холодно? — спросил бухгалтер.

— И-и, не приведи господь!— пожаловался лектор.
Свиридов и Сивый выразительно переглянулись.

— М-да, нынче свежо,— согласился директор,—там уже народ собрался, Андрей Ильич, должно быть, опять зал полный.

— Вот это хорошо! —искренне обрадовался лек­тор.— Мне ведь по заданию райкома еще одну лекцию прочесть нужно. На кроватной фабрике, в семь часов. Маловато времени, да, пожалуй, с молитовкой успею. А? Должен успеть! Ну, господи благослови, пошел я.

Он забрал свой портфель и выскочил в фойе. Оставша­яся троица некоторое время молчала.

— Бога-то он, верно, к месту и не к месту помина­ет,—размышлял Свиридов, задумчиво барабаня пальцами по столу.— Может, это машинально, по привычке, а может, и вправду верующий. Кто его знает! В душу к нему не заглянешь. Неужто и он дома перед иконами на колени бухается? Ай-яй! Конфузил! А вдруг область об этом узнает...

— Непременно с кем-нибудь посоветуйтесь,— предло­жил Сивый,— хотя бы в райисполкоме. А то не ровен час...

На следующий день Свиридов с раннего утра сидел в приемной председателя райисполкома Бухтеева и дожи­дайся, когда он появится. Наконец грузный, страдающий одышкой председатель показался в дверях и медленно двинулся в кабинет, бросая на ходу ожидающим:

— Привет! Наше вам с кисточкой! А тебе, Свиридов, что надо? Опять какую-нибудь чертовщину выкинул?

— Посоветоваться зашел,— ответил директор Дома культуры,— есть тут одно щепетильное дельце.

— Щепетильное? А ну, проходи.

Пока председатель снимал пиджак и вешал его на спинку кресла, Свиридов поделился своими сомнениями насчет лектора. Председатель молча слушал, потом сердито засопел.

— Какого беса ты ко мне с подобными пустяками пристаешь? Тут от посевной аж чертики в глазах мельте­шат, а ты еще своим франкмасонством голову морочишь! Лучше бы к предстоящему смотру сельских хоровых коллективов предложения продумал. Ох, боюсь, этот сата­на Капелькин провалит нам мероприятие!..

— Как же мне все-таки быть-то? — уныло спросил Сви­ридов.— Поскольку сигнал о лекторе поступил, стало быть...

— Посылай всех сигнальщиков к чертовой бабуш­ке.'— вскипел Бухтеев.—А еще лучше посылай их ко мне. Я им такое франкмасонство покажу, что сам Вельзевул завертится в своем пекле. Распустились, дьяволы! Ну да я их распотрошу, сто чертей им в глотку!

Глубоко задумавшись, вернулся Свиридов в свой каби­нет и устало плюхнулся в кресло. К нему мгновенно подскочили массовик Володя и бухгалтер Сивый. В ответ на их немой вопрос Сергей Иванович беспомощно развел руками:

— Ничего не могу понять. Хоть убей! Ну, хорошо, допустим, Андрей Ильич часто поминает бога потому, что в него верует. А товарищ Бухтеев кого почитает? Выходит, что чер... Господи! Помоги рабу твоему разобраться в этом запутанном деле!

№ 5, 1966 г.

Tags: журнал "Крокодил", посмеемся, православие, советское время
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments