?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Часто так бывает, что мимолетно сказанная реплика дает направление для долгой работы.
Однажды phillshope порекомендовал мне прочесть статью "Обычай "добровольной смерти у примитивных народов".
Читая ее, я не могла отделаться от мысли, что нечто подобное встречала по отношению к российской действительности.

И, через короткое время, нашла свою заметку-перепечатку статьи из "Мир Божий", 1902 г., № 3 (март) на эту тему.



67 том "Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона" неожиданно вызвал весьма оживленную газетную полемику. В словаре помещена статья "Убийство детей и стариков", в которой, между прочим, находятся следующие строки: "Удивительнее всего, что еще в недавнее время этот обычай (убийство стариков) практиковался в Малороссии. "Людей старых, - говорит госпожа Литвинова, - не подававших надежду на жизнь, вывозили в зимнюю пору в глухое место и опускали в глубокий овраг, а чтобы при опускании они не разбились или не задерживались на свете, их сажали на луб, на котором они, как на санях, доходили до дна оврага. Отсюда: "сажать на лубок", "пора на лубок". Когда этот обычай был запрещен, то стали прибегать к изолированию стариков в пустой хате, где они с голоду и холоду помирали". Такой случай имела возможность наблюдать сама госпожа литвинова в 80х годах в д. Землянке, Полтавской губернии.
Достоверность этого утверждения была заподозрена "Полтавскими Губернскими Ведомостями", а затем и "Приднепровским Краем", сотрудник которого г. Сланинский увидел во всем этом "какое-то недоразумение", так как убийство старика "не вяжется с характером малорусского народа, у которого в истории скорее можно заметить слегка преувеличенный культ старости".

Уездный землемер г. Пржиборовский признал эти сомнения неосновательными. "Стоя близко к народу и хорошо зная малороссийский быт из источников и из личных наблюдений, - пишет он в том же "Приднепровском Крае", нахожу возможным разъяснить сомнения по вопросу "убийства стариков". Обычай этот существует не только в Малороссии, но и в других местах (например, в Новгородской губернии и лесных уездах Минской губернии); в Малороссии оно выражается двояко: 1) инициатива "убийства принадлежит самому старику (это скорее самоубийство) и 2) инициатива убийства принадлежит детям деликвента.
В первом случае старик совершает все предсмертные, ритуалом предписанные действия (принимает елеопомазание, причащается), прощается с родными и знакомыми, распоряжается имуществом и приказывает детям вывести его в степь на мороз и там оставить; на утро старика хоронят.
Во втором случае дети привязывают старика к салазкам и выволят его, помимо его воли в степь, на мороз; для подобного деяния имеется даже особый термин "посадить на салазки".

Как в первом, так и во втором случае дети остаются безнаказаны: "громада", очевидно, считает, что старик имеет право распоряжаться своею жизнью, и что дети имеют право избавить хату от лишнего рта.

Недавно, работая в славяносербском уезде, в окрестностях села Первозвановки, я имел случай убедиться в том, что обычай существует еще и теперь, дело было так. При мне, в качестве понятого (присяжного) был глубокий старик Орест Чередниченко; это - типичный хохол-старожил, помнящий и "венгерца", и "того Гладкого, що у запорожцив неволю повернув" и чумачество, имеющее даже (по рассказам конечно) сведения о борьбе новопоселенцев - сербов и волохов с коренным населением Кальмиуской паланки (так в тексте), - словом, это интереснейший тип разумного "дида". И вот этот Чередниченко, споря со своими внуками из-завыдела на особые дворы, употребил выражение: "ет ви, дурни, перше мене на саночки посадовыть, а потим вже дилить худобу". Беседуя с ним на тему о разделах хозяйства, я попутно выяснил значение термина "на саночки". По словам Чередниченко, обычай "на саночки" в старые времена имеет обширное применение, и что даже теперь случается старикам умирать в степи по инициативе детей (он называл и имена, но к сожалению, я тогда не записывал разговора и имен не помню); последний известный ему случай был "як цар Лександра Миколаевич на турка ходив", т.е. в 1877-1878 годах.

Несомненно, что обычай существует. Прежде всего он имел некоторое основание от религиозной точки зрения: старик лишил себя жизни, не нарушая целости тела своего "образа Божия"; теперь причина другая - экономическая. Времена меняются - но пережитки времени остаются; так остался, хотя и искаженный, обычай "убийства стариков".
Г. Славинский, однако, дает иное объяснение выражению "на саночки посадовить". Это - пишет он - своеобразный оборот малорусской речи и значит просто "похоронить", без всякого намека на убийство стариков. Это выражение есть отголосок древне-русского оборота речи. Как известно, Владимир Мономах в своем "Поучении" пишет: "Аз, худый, сидя на санях", т.е. переводя на современный язык: "на смертном одре, я..." и т.д. Кроме того, существует рукописная миниатюра, изображающая перенесение мощей св. Глеба, на которой изображены сани, а на них гроб и надпись: "Везут святаго Глеба в раце камен". Существуют и другие свидетельства о странном обычае древней Руси провожать мертвых в могилу на санях и зимой, и летом.
Обычай этот исчез, но оборот речи сохранился в малоросском языке, как вообще в этом языке сохранились многие архаичные формы и выражения. Странному обороту речи, непонятному выражению, народ всегда подыскивает объяснения, - вот, - каким путем, не берусь решать, - слова "посадовить на саночки" оказались связанными с существовавшем в народе сказочным к настоящему времени преданием об убийстве стариков.

Со своей стороны "Саратовский Дневник" добавляет, что обычай этот еще не везде исчез. "В прошлом году такие похороны на санях летом пришлось наблюдать хорошо известному нам лицу в Бессарабии. В Подольской губернии, по рассказам очевидцев, - этот обычай имел значительное распространение еще в 60-х годах. И, быть может, не вывлся в глухих местах и по сей день.
"И у молдаван, и у малороссов проводы умерших стариков в могилу летом на санях выражают дать крайнего уважения. Не хотят трясти останки покойного, тревожить его. В сани запрягают не менее двух пар волов, а иногда пять-шесть пар, смотря по достатку. Таким образом выражение "посадовить на саночки" означает не просто похоронить, а похоронить с почетом."
-----------------------------------------------------------------------------------

PS.От себя добавлю, что в Курской области часто говорят "все, салазки" в смысле "все закончено, смерть, конец, допрыгался."

Comments

Taf Taffus
17 июн, 2016 10:31 (UTC)
Вы ничего не путаете? Я видел версию сказки, где детей не никто никуда не отсылал, а родители просто хотели схарчить милых детишек "Нет хлеба, так хоть мяса поесть". Детки же, прознав о таких планах своих родителей, свалили в лес переждать приступ чадолюбия. Спустя некоторое время детки пробралось к дому узнать, не успокоились ли милые мама с папой по их поводу, но узнали, что родители ну очень сильно расстраиваются по поводу отсутствия детей, ибо "Хлеб появился, а вот мясо сбежало" (вот вопрос, откуда у них вдруг появился хлеб?). Вторичный отход в лесной схрон сопровождался знаменитыми крошками (детки притырили у родителей хлеб). Ну а дальше уже пошла крипОта с ведьмой, которую детишки приморили и прожарили. В финале детишки шли домой, таща выломаную из избушки сдобу и недоеденную ведьму. В самом деле, третий всадник нарезает круги по округе, не пропадать же добру.
anairos
17 июн, 2016 10:38 (UTC)
Представьте, ничего не путаю.

В самых первобытных вариантах, когда сказка была еще не сказкой, а вполне себе ритуалом, детей и отсылали к лесному хозяину, чтобы он их съел. Поглощенные им возвращались обратно людьми и духами одновременно -- попросту говоря, шаманами. Уже потом этот мотив переосмысливался в сказках и неоднократно переворачивался с ног на голову. И Ивашка, который жарит ягу в печке, и Иван Коровий сын, сражающийся с чудом-юдом, и Гензель с сестричкой -- все они, как ни странно, произошли от древнего мотива посвящения, когда нужно было стать пищей для духов, чтобы обрести их силу.

Так что, увидев мотивы людоедства в сказке, не стоит сразу усматривать в них нечто буквальное.

Но -- повторю еще раз -- то, как предстает этот мотив конкретно в немецких (и вообще европейских) сказках, несомненно, вызвано тем, что в Европе голод, доводящий до людоедства, был не то чтобы обычным, но довольно частым явлением. Так что тут -- снова повторю еще раз -- Вы совершенно правы.
Taf Taffus
17 июн, 2016 16:03 (UTC)
В случае сказки ГиГ дети в лес отправились, спасаясь от бОльшей беды, чем какая-то, неизвестная им на тот момент избушка. А дома беда такая была, что пришлось в лес повторно уходить за спасением. Переложение сказки, когда детей отвели родители, это как раз то самое переосмысливание и переворачивание спустя почти 500 лет. Это как с Красной Шапочкой случилось. Катарскую сказку-притчу пришлось аж в два этапа пришлось адаптировать, ибо гурятина каких еще поискать.
anairos
17 июн, 2016 16:05 (UTC)
Я же говорю, что сказки, где родители отводят детей в лес, существуют у самых разных народов, и именно этот вариант (когда отводит отец) и есть древнейший. А мрачный вариант братьев Гримм – специфически европейский.
Taf Taffus
17 июн, 2016 16:16 (UTC)
"Где отводит отец" это много-много-много лет позже того, как они сами убегали. Гримм - нервические романтические неженки, своими потными лапками испортившие хорошие народные сказки. Мрачность у них только по сравнению с советской адаптацией для самых маленьких.
anairos
17 июн, 2016 16:22 (UTC)
Да что Вам уперлись эти братья Гримм, я не могу понять? Повторяю еще раз русским языком: это намного более древний сюжет, существующий у всех народов мира, которые прошли через определенную стадию развития.

Немецкий вариант, зафиксированный Гриммами, в большинстве случаев как раз наоборот, более мрачен и кровав, чем более древние варианты тех же сказок.

Profile

я слушаю вас...
lena_malaa
lena-malaa

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by heiheneikko